Николай Карпицкий (karpitsky) wrote,
Николай Карпицкий
karpitsky

Category:

Дело об экспертизе и страхе

Люди, способные на поступки, встречаются крайне редко, большинство поступает по обстоятельствам, и академическое сообщество здесь исключением не является. Чтобы выступить в защиту книги от невежественных обвинений, нужно было совершить поступок, и такие ученые в Томске нашлись. Д. филол. н. В.Н. Серебренников, выступил на самом заседании суда, к. ист. н. С.В. Вольфсон и к. ист. н. Н.С. Кречетова сделали официальные обращения в суд и прокуратуру, к. ист. н. О.В. Хазанов неоднократно выступал по телевидению с критикой обвинения книги. Еще несколько ученых приняло активное участие в организации конференции по Бхагавад-гите.

28 декабря к. филол. н. О.В. Орлова по собственной инициативе пришла в суд, чтобы противопоставить профессиональную позицию ангажированности некоторых экспертных заключений на «Бхагавад-гиту как она есть». Судья отказалась опросить О.В. Орлову, хотя ее письменную рецензию на заключение кемеровской экспертизы к делу приобщила, что было очень важно для обоснования объективного судебного решения.

За все время суда прокуратуре не удалось найти ни одного ученого из Томска, кто бы согласился выступить на стороне обвинения на самом судебном заседании. Конечно, суд проходил на фоне полного безразличия подавляющего большинства томского академического сообщества, но ведь в истории науки займет свое место только небольшое и наиболее продвинутое меньшинство. О нем сейчас и речь. Благодаря судебному процессу всем стало очевидным, кто именно способен поступать как настоящий ученый, а кто только симулирует ученого. И в этом – положительный результат томского судебного процесса.

После того, как я разместил стенограмму О.В. Орловой на круглом столе по поводу суда над «Бхагавад-гитой как она есть», она попросила, чтобы я здесь же поместил и ее заметку по следам суда над книгой в Томске.



Орлова Ольга Вячеславовна
Дело об экспертизе и страхе


Долгие раздумья над целесообразностью такого поступка, вернее – о том, перевесит ли его полезный общественный эффект очень неприятный для меня осадок от нарушения неписаных норм корпоративной этики и цеховой солидарности, все-таки снова привели меня к толстовскому «Не могу молчать!»

Дело в том, что лингвистическая или комплексная гуманитарная экспертиза в делах об экстремизме в тех или иных текстах – главная и порой единственная доказательная база. Поэтому ответственность эксперта здесь поистине колоссальная: от его выводов зависит порой в прямом смысле свобода человека, а уж репутация, честь и достоинство, а также возможность исповедовать и проповедовать собственные убеждения – всегда. Когда речь идет о литературе, являющейся мировоззренческой основой определенной религиозной доктрины, по сути, мы имеем дело с претензиями к самой этой доктрине и людям, ее исповедующим. Напомним, по конституции свободным в собственных вероисповедании и убеждениях.

Подчеркиваю, в данном случае мы говорим о крайней границе дозволенного – причем дозволенного не в жизни, а на бумаге! -– за которой демократическое гражданское общество усматривает РЕАЛЬНУЮ УГРОЗУ ПРОТИВОПРАВНЫХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ.

Поэтому в дикое недоумение привело меня в свое время предложение силовых структур исследовать «Бхагават-гиту» на наличие в ней признаков экстремизма. Искренне и, как мне казалось, доступно и доходчиво пыталась я вразумить работников органов с помощью доводов ученого – специалиста по анализу текста: понятие экстремизма приложимо только к публичным, социально актуальным текстам, коим заведомо не является текст сугубо религиозного содержания, будь то сам Священный текст или комментарии к нему.

Для наглядности приведу отрывок из «Миссионерских писем» святителя Николая Сербского, комментирующего фразу Иисуса своим ученикам: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью, и враги человеку – домашние его». Николай Сербский в письме кузнецу К. так толкует «воинственные» слова Христа: «Неужели такой праведный и милостивый человек не понимает глубинного значения этих слов? … Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч. Так сказал Господь. Читай это так: «Не для того Я пришел, чтобы помирить истину и ложь, мудрость и глупость, добро и зло, правду и насилие, нравственность и скотство, целомудрие и разврат, Бога и маммону; нет, Я принес меч, чтобы отсечь и отделить одно от другого, чтобы не было смешения».

Безусловно, можно представить случаи, когда в манипулятивных целях слова Писания могут быть использованы безнравственно и преступно, но в таком случае эти слова должны быть помещены в публичный, социально актуальный контекст, то есть в текст публицистический – листовку, воззвание, статью, пост в Интернет-блоге и т.д. Например: Сказал Иисус своим ученикам: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч!». Так возьмем же в руки оружие и силой докажем иноверцам, кто хозяин на русской земле! Согласитесь, не нужно быть кандидатом наук, чтобы почувствовать разницу между религиозным комментарием и публицистическим экстремистским материалом.

Но почему-то двум экспертным комиссиям из двух уважаемых сибирских университетов – ТГУ и КемГУ – эту разницу почувствовать не удалось. Сакральный текст, созданный столетия назад, или комментарии к нему, написанные 50 лет назад, равно принадлежат религиозному дискурсу, в основе которого – метафора, аллегория, символическая образность. Поэтому не просто ненаучными и непрофессиональными, а попросту абсурдными выглядят попытки прочитать и растолковать текст «Бхагават-гиты» в ключе примитивного буквалистского реализма, посредством приведения прямых современных значений слов. Приведу два фрагмента из экспертных заключений: первый – томских специалистов, второй – кемеровских. В обоих фрагментах сначала идет цитата из источника, а затем вывод, сделанный экспертами на основе анализа данной цитаты.

1. «И здесь ясно сказано, что демонов снова и снова помещают в утробы демонических женщин и они остаются злобными, самыми презренными людьми. Люди демонической породы постоянно обуреваемы вожделением, всегда готовы применить насилие, они ненавидят других и имеют нечистые привычки. К числу демонических форм жизни относятся, например, многочисленные племена охотников, живущие в джунглях» (БГ 16:19, с. 693).

В данном отрывке содержится, помимо прочего, утверждение о негативно воспринимаемых обществом реалиях по отношению к социальным (возможно, и национальным - контекст не определяющий, слово «племя» может восприниматься не только в этническом смысле) объединениям: «Люди демонической породы постоянно обуреваемы вожделением, всегда готовы применить насилие, они ненавидят других и имеют нечистые привычки». И к числу представителей такой породы, «к числу демонических форм жизни» относятся «племена охотников, живущие в джунглях».

2. «Если же мы забываем, в чем цель человеческой жизни, и просто наслаждаемся дарами полубогов, все больше и больше запутываясь в сетях материальной жизни (что противоречит цели сотворения этого мира), значит, мы - воры, и потому законы природы сурово наказывают нас. В обществе, состоящем из воров, никогда не будет счастья, ибо вор не знает, ради чего стоит жить. Закоренелые воры-материалисты не имеют высшей цели жизни. Они стремятся только к чувственным удовольствиям и не знают, как совершать ягьи» (БГ 3:12, с. 174).

Книга, представленная на экспертное исследование, содержит отрицательные све-дения о неопределенной группе лиц, не разделяющих ценностей обосновываемого вероучения. Данные сведения содержат утверждения о совершении указанной группой лиц нечестных поступков, нарушении действующего законодательства (воровство). Данные утверждения направлены на унижение достоинства неопреде-ленной группы лиц по признаку отношения к религии.

Вы смеетесь или улыбаетесь? Я согласна, это просто смешно. Где в России обитает это загадочное племя охотников из джунглей? Что в прямом смысле нарушая действующее законодательство воруют преступники – закоренелые материалисты, не имеющие высшей цели жизни?

Только перед нами не юмореска, в которой иронически обыгрывается религиозная символика и риторика! Это юридические документы, экспертные заключения, подписанные уважаемыми учеными мужами, которые по неизвестным, но вполне понятным причинам поступили в угоду тем, кому с советских столь памятных времен отказывать не принято.

Помню, как в первый раз обратились ко мне, тогда еще наивной аспирантке, сотрудники ФСБ в 1999 году с просьбой провести экспертизу по провокационной листовке, распространяемой РНЕ (Русским национальным единством – была тогда такая черносотенная организация). Как от нутряного генетического страха дрожала рука, держащая телефонную трубку, из которой прозвучало: «Вас беспокоит такой-то из ФСБ».

Именно это «громкое» дело познакомило и подружило меня с недавно ушедшим от нас блестящим социологом и поистине честным и порядочным человеком – Николаем Васильевичем Поправко, с которым потом мы не раз делали экспертизы, и далеко не всегда наши выводы устраивали наших заказчиков. Не единожды вызывали нас в Прокуратуру, пытались повлиять и надавить. Но всегда, используя методологию разных наук, обогащая и просвещая друг друга, приходили мы к общим объективным выводам и твердо отстаивали их. Поскольку ученый, как и юрист, должен служить правде и истине.

Думаю, что идея создания экспертного сообщества, которое будет заниматься сложными и спорными случаями, требующими объединения усилий специалистов различных областей знания, как нельзя своевременная. Только чувствуя поддержку и доверие коллег мы, наконец, перестанем бояться!


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments